Дмитрий Корчинский — На жизнь я зарабатываю по-христиански: нищенством и грабежом

Вениамин Крыжановский Интервью 22 июля 2015 Читать: 14 мин Просмотры: 15048

Представляем Вашему вниманию текстовую версию нашего подкаста с Дмитрием Корчинским.

Дмитрий Олександрович, здравствуйте!

Приветствую вас.

Дмитрий Александрович, можете представиться? Кто вы?

Я литератор и одновременно служу сейчас вторым номером гранатометчика в батальоне «Святая Мария».

Наша программа посвящена бизнесу и предпринимательству. Скажите пожалуйста, как вы относитесь к предпринимательству в Украине?

Все очень скупые, и мы  к предпринимательству и предпринимателям относимся не очень хорошо, потому что мало дают денег.

Вы имеете в виду скупость предпринимателей?

Да, все предприниматели — барыги. Как мне сказал еще на заре моей карьеры один хороший человек, платят тогда, когда боятся. Не боятся — не платят. Вот у нас они не боятся в последнее время.

Не боятся и не платят, да?

Да. Не боятся и не платят.

Хорошо. А каких вы знаете предпринимателей в Украине? Кто эти люди?

Я знаю разных людей: и мелких, и довольно крупных, и тех, кто имеет возможность заниматься предпринимательством, используя свое служебное положение. В общем, типаж приблизительно один. Этот типаж слегка «жлобоватый», и не дает, как мне кажется, возможности развиваться отечественному капитализму.

Потому что капитализм — это некоторое объединение, координация усилий. А наши предприниматели не координируют усилия, они все время жалуются, что их кто-то где-то зажимает, кто-то не возвращает им НДС и так далее, но на самом деле сейчас любые 5-6 человек, которые солидарны, объединили собственные усилия и не боятся, имеют абсолютные возможности в Украине делать все, что угодно. А наши не умеют объединяться даже вдвоем, а не то что впятером или вшестером.

Это  наша украинская черта характера?

К сожалению, да. Пока что это украинская черта характера. Может быть, украинско-еврейская черта. У нас даже евреи-предприниматели грызутся. С другой стороны, тут есть некоторая объективность. Даже когда объединяются барыги, они должны делать это вокруг идеальных ценностей.

Я знаю одесских армян, они держат базар и кое-что еще. Как только они поднялись на базарах, они сразу на Гагаринском плате, а это самое лучшее место, построили армянскую церковь и объединяются вокруг церкви. Потому что деньги — это то, что разъединяет. А объединяться надо вокруг сакральных институтов. И именно в церкви они решают все свои противоречия, договариваются, гарантируют сделки и так далее.

Когда Коломойский создавал свою группировку, он сразу сказал: «Ты хочешь быть с нами? А ты купил уже место у нас в синагоге или нет?». То есть он понимает, что деньги разъединяют, а объединяться надо все-таки в синагоге. А наши все еще не понимают этих вещей. Поэтому им очень трудно сообща решать свои проблемы. Как в свое время поднялась группировка Медведчука? 5 человек договорились друг с другом.

Кто входил в эту группировку?

Там был Медведчук, тогда с ними был Зинченко как младший партнер, Сгурский и еще двое людей. И вот они продержались определенное время, сразу не начали друг друга кидать, и видите — все поднялись.

Им это помогло в дальнейшем?

Я скажу, что да. Они сейчас имеют проблемы, но я скажу так: нам бы с вами иметь такие проблемы.

Вы вообще различаете понятия «предприниматель» и «олигарх»?

Видимо, можно различать такие понятия.  Олигарх — это крупный барыга, который имеет в своем распоряжении медиа-холдинг и  ряд чиновников. То есть тот, который может использовать административные рычаги и средства массовой информации.

А предприниматель?

Предприниматель еще не дорос до такого уровня.

Вы называете предпринимателя словом «барыга». Но я вижу, что вы все-таки больше за капитализм, который предлагаете развивать в Украине. Почему вы называете таким плохим словом основу капитализма, то есть предпринимательство?

Основа всегда грязная. В фундамент любого дома, даже церкви, кидают строительный мусор, который впоследствии заливают цементов  Самые лучшие кирпичи идут на фасад, а не в фундамент. У нас сейчас строится фундамент капитализма, но у нас период первоначального накопления капитала продолжается уже 25 лет.

Я думаю, что в ближайшие 25 лет это первоначальное накопление капитала у нас не кончится. Создание фундамента — это мусор. Мы все в какой-то мере человеческий мусор, и я надеюсь, что наши дети и внуки, скажем так, зальют нас цементом и забудут нас как можно быстрее, и наконец-то будут делать фасад.

То есть лет через 25 начнем фасад в Украине строить, не раньше?

Я украинец, и все украинцы очень любят поплакать.

Да, очень.

А на самом деле тут уже неплохо. Любой энергичный человек , а особенно любая небольшая энергичная солидарная группа имеет огромные, невероятные возможности в Украине для продвижения. И все это доказывает.

Но группа эта должна быть связана с чиновниками?

Связь с чиновниками установить очень нетрудно. Если у вас есть преимущество в инициативе и в энергии, у вас всегда будет преимущество в административных связях и в деньгах.

А вы сами хотели когда-то заниматься бизнесом?

Может быть, хотел лет в 17. Но потом я убедился, что у меня нет к этому способностей. Если дать мне торговать семечками, то я с первого же стакана стану банкротом.

Почему? Каких способностей у вас не хватает для предпринимательства?

Это иррациональная способность притягивать деньги. Я знаю многих предпринимателей, в том числе и очень богатых людей, и часто это ленивые, необразованные люди. Но они имеют эту способность. Я даже смотрю на олигархов: те, кто лучше них образован, служат у них бухгалтерами. Те, кто смелее, чем они — в их охране.

Те, кто подлее, чем они, приходят к ним с налоговыми проверками. То есть они часто не выделяются каким-то особенными качествами, но, тем не менее, именно они притягивают деньги. А знаменитые экономисты бедны, словно церковные мыши.

Ну да. Обычно у образованных и умных людей денег нет, особенно у кандидатов наук.

Потому что, как говорится, талант — это как прыщ, может выскочить на любой заднице. У них выскакивает этот прыщ притягивания денег, и они их притягивают.

Как вы думаете, кто самый настоящий self-made предприниматель в Украине из известных? Может быть, из неизвестных? Вы же знаете, кто и как составил капитал,

Очень многие. Если не брать откровенных комсомольцев, то тот же Коломойский — это self-made человек, хотя у  него и были какие-то стартовые позиции.

Но он же еврей, не украинец.

Да, к сожалению, но что же тут сделаешь.

Может ли Украина сделать хорошего, крутого известного предпринимателя? Вот в России есть звезды, у евреев очень много звезд, они молодцы. А украинцы? Умеем ли мы заниматься бизнесом?

Порошенко, например. Правда, у Порошенко была по тем временам очень «навороченная» семья. Но, тем не менее, он все-таки семейный человек, очень большую роль в его бизнесе до самого последнего времени играли отец и старший брат. Но тем не менее мальчик пробился, стал миллиардером.

Балашов называет его «Золотым помидором». У него изначально были совсем другие стартовые позиции чем у тех предпринимателей, которые слушают нашу программу и сейчас живут в Украине.

Что это за стартовые позиции? У всех есть какие-то возможности. Ясно, что с этими стартовыми позициями можно и не стать миллиардером.

А если бы вы занимались своим бизнесом, то что это был бы за бизнес?

Я не способен заниматься бизнесом, вообще никаким. Это другая экзистенция. Есть люди, для которых деньги — это прибыль. Для меня деньги — это добыча.

В каком смысле? Вы должны добыть деньги, а не заработать.

Да. Мне никогда в жизни не удалось заработать ни рубля.

А как вы зарабатываете на жизнь сейчас?

По-христиански.

Каким образом?

Нищенством и грабежом

А где и у кого вы просите?

Везде, где придется. У тех же самых бизнесменов, как вы их называете, предпринимателей.

Интересно. У вас достаточно глобальная деятельность: политическая, общественная. Все-таки где вы берете деньги? Как я понимаю, вы дружите с Коломойским, потому что вы о нем хорошо отзываетесь.

Нет, с Коломойским я совсем не дружу, ни под каким видом. Мне даже трудно сказать,где я беру деньги, потому что не существует одного алгоритма. Я просто знаю, что когда деньги действительно актуальны и необходимы, они всегда так или иначе  появляются в минимально необходимом количестве. Если ты что-то делаешь, то всегда они у тебя появятся.

Это какое-то высшее вмешательство?

Я думаю, да. Деньги же иррациональны. Это в 19 веке при Марксе они были некоей реальной стоимостью, которую можно было определить пропорционально вложенному труду. Но с тех пор же очень многое поменялось. Ежедневно в мире продается намного больше денег, чем товаров и услуг.

Один доллар — это реальная ценность, а вся денежная масса в мире — это некая мистическая субстанция, природу которой не до конца понимают даже банкиры. В этом сознаются многие из них в личной беседе: мол, мы не понимаем природу современных денег. Я тоже не понимаю. Тут надо молиться неким языческим богам.

Нас слушают предприниматели, либо люди, которые хотят заняться бизнесом или инвестировать куда-то. Все-таки они хотят верить в то, что деньги можно заработать. Вашей конечной целью является взятие власти в Украине, я правильно понимаю? Вы хотите возглавить государство? Какова конечная цель вашей деятельности?

Нет. Мир глобален, а что такое взятие власти в Украине? Нет сейчас национальной бюрократии, есть бюрократический интернационал и есть национальные филиалы этого интернационала. Мы в Украине намного больше зависим от резервной системы Соединенных Штатов Америки, чем от украинского Министерства финансов.

Понятно, что у нас троллейбусы ездят не благодаря правительству, а благодаря принципу электродинамики. То есть благодаря более высоким законам и более общим процессам. Что такое взять власть в Украине? Это все равно, что взять власть в Дарницком районе города Киева.

То есть, конечно, можно что-то украсть, но это не то, ради чего стоит проливать кровь. Наоборот, мы создаем здесь сообщество, которое будет пользоваться исключительными привилегиями. Я считаю, что Украина — это европейский Ливан.

В Ливане есть правительство и президент, но мы не помним их имен. Есть также хезболла, и хезболла вроде как не у власти, но она важнее, чем президент и премьер-министр. Я не хочу быть президентом. Я хочу быть человеком, который назначает президента. Как и каждый украинец.

Хорошо. Но для ваше деятельности в любом случае нужны будут деньги. Деньги зарабатываются, они не печатаются. Если напечатать деньги, смысла от них не будет. Вы будете поддерживать предпринимательство каким-то образом?

Конечно. Мы всегда поддерживаем предпринимательство. Но предприниматели приходят только тогда, когда у них уже все отобрали. Если бы они приходили до этого, и говорили, что мы собираемся что-то делать, «крышуйте» нас — это одно дело.  Они приходят тогда, когда у них уже ничего нет, и говорят, мол, заберите эти деньги, а потом отдайте нам половину. Зачем мне отдавать тебе половину?

Конечно надо поддерживать предпринимательство. Несмотря на весь наш национальный украинский скептицизм, Украина очень благоприятное место для предпринимательства и для инвестиций. Конечно, надо понимать специфику, но специфику надо понимать везде.

И если вы способны выстроить отношения с людьми, всегда найдется возможность сделать надежную «крышу» для собственного бизнеса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

logo-popup

Заполните, пожалуйста, поле

Заполните, пожалуйста, поле

Заполните, пожалуйста, поле