Михаил Кухар: «Золотая эпоха украинской экономики — с 2000-го по 2008-й год»

Яна Матвийчук Интервью 26 февраля 2017 Читать: 9 мин Просмотры: 1818
Михаил Кухар
Фото из личных архивов Михаила Кухара

Михаил Кухар — выдающийся украинский экономист, руководитель Независимой группы макроэкономического анализа и прогноза, главный редактор журнала «Мысль», известный блогер. Ранее он делился с нами своим занимательными идеями о становлении украинского бизнеса. Мы выделили для Вас самые интересные моменты, не пропустите.


Михаил, многие из наших слушателей задают вопрос — как же открывать сегодня бизнес в Украине? Если у людей маленькие зарплаты, значит они ничего не покупают. Значит у бизнеса нет денег, поэтому денег нет и в стране. Получается такой круговорот, в котором сложно разобраться. Но, надеюсь, Михаил, вы поможете нам разобраться с этими вопросами?

Всем молодым предпринимателям, на которых нацелена ваша программа, стоило не прогуливать лекции по макроэкономике, ну а посидеть и послушать. Тогда бы у них не возникало таких вопросов. Все, наверное, заметили, что последние несколько лет, мы работаем как раньше — в тех же офисах, по 8 часов в день. Даже по 10, по 12… А денег зарабатываем в 2-3 раза меньше. Что же случилось? Рыночная среда поменялась, поменялись микроэкономические условия. Потому что бизнес – это микроэкономика, микроуровень. Можно быть хоть в семи пядей во лбу, но он (бизнес) живет в макросреде, которая создается так называемыми финансовыми властями – Минфином и Нацбанком. В каждом стране – своим центральным банком.

А можете сказать, что такое «макросреда» простыми словами?

Это та макроэкономическая среда, та экономика, в которой мы все работаем. Вот, если бы мы с вами встретились в 93-м году, то зарплата была бы у вас 20$ и у меня 20$. И мы бы за них работали. А если бы мы встретились в 2012-м, году на пике экономического развития нашей страны (за последние 20 лет), то у нас были бы там уже зарплаты на два нуля больше. А теперь вдруг опять стали несколько (ну, слава Богу, еще не как в 93-ем), но они несколько снизились. Когда начинается рецессия, когда мы видим, что политика или военные события депрессивно влияют на экономику, то не следует планировать создание и развитие компании с широкой филиальной сетью, нацеленной на увеличение сбыта товаров народного потребления.

Не стоит, да?

Потому что… Ну, буквально — не стоит. Даже если Вы все сделаете правильно, у вас будет абсолютно правильная рекламная кампания, у вас будет…

Так, почему не стоит, интересно? Просто у нас есть примеры, кто развивает сети дешевых товаров и строит сеть магазинов по Украине. И, вроде бы, даже успешно.

Я им аплодирую. Вообще — это исключения, подтверждающие правила. В математической статистике есть такие исключения, подтверждающие правила. Потому что, если есть такие исключения, то у основной массы дела идут очень плохо. И макроэкономика – это такая наука, которая берет в целом статистику по отрасли или по экономике и видит общую картину. Если на этом фоне где-то развился Билл Гейтс, появился и взлетел со своей компанией и улетел в космос, то это лишь говорит о том, что он не отсюда. Значит ему нужно поскорее в силиконовую долину. А здесь мы живем, пока что, вот так.
___________________________________________________________

В Украине сейчас все утверждают, что денег в стране нет. Вот можете объяснить, откуда же деньги берутся все-таки?

Сейчас расскажу. В современной экономической науке существует проблема недооценки своих достижений за последние 20 лет. Буквально вот в такой формулировке. Потому что если Вы, как и я, читали последние 20 лет публицистику экономическую, ну, экономические СМИ, то неважно откроете вы бизнес-журнал в год кризиса или в год роста, там от первого до последнего заголовка будет написано, что все плохо. Все ужасно — налоговая зажимает гайки, никому не дает дышать и развиваться.

Сейчас в нашей группе (макроэкономического анализа и прогноза – прим.ред.) занимаемся тем, что исследуем, как нам вернуть себе сказочный экономический рост, который у нас был. Нам следует проанализировать, как же мы добились его тогда. Потому что тогда мы добились его под скандалом перевыборов парламентской смены правительства. И всем казалось, что все плохо. И только когда стало по-настоящему плохо — все поняли, что тогда была белая полоса.

Так, когда, вы считаете, был экономический рост?

Золотая эпоха украинской экономики, когда Украина росла более высокими темпами, чем Китай – это с 2000-го по 2008-й год. За это время наш долларовый ВВП вырос в 2,5 раза, что немыслимо за 8 лет. Темпы роста реального ВВП, который считается в гривнах, были более скромными. Но и они достигались 7-8-10-12%.

Так, а в чем успех? Что за золотые годы? Почему тогда были деньги в стране?

Понимаете, вот я сейчас скажу такую парадоксальную вещь (вы сейчас мне не поверите сначала), а я потом вам докажу. Украина фактически печатала доллар. Когда в стране возникает долларовая инфляция, при курсе 5, то это означает, что национальный банк, который печатает 500 гривневые купюры, он фактически печатает 100$. Тем более, при моментальной ликвидности доллара в наличных гривнах, вы мало найдете в мире стран, где так широко развернута сеть обменных ларьков. И, получается, что ваша 100$ бумажка начинает инфлировать вместе с 500-гривневой, поэтому дорожают не только в гривнах американские джинсы на Петровке, но и в долларе.

И мы смотрим, а что же там с долларовой инфляцией, вы говорите? Какая инфляция? Мы поднимаем сайт, статистики, смотрим, инфляция в штатах 3% в год, 1%, 1,3%. Штаты – это страна со времен Кеннеди, с традиционно очень низкой инфляцией, потому что они знают, что низкая инфляция нужна для того, чтобы держать низкие процентные ставки. А низкие процентные ставки нужны для того, чтобы давать доступные кредиты, которые стимулируют экономический рост. Вот для того, чтобы окончательно уже объяснить феномен долларовой инфляции, я приведу еще один пример. Сейчас это уже открытые данные. Так вот, по данным КГБ, на момент распада СССР и образования украинской независимой страны, на руках у населения Украины находилось примерно 50 миллионов долларов. Наличными.

50 миллионов долларов?

Да. Как раз хорошо помню это время. Подруга моей мамы, тётушка Зина, купила за 2000$ тогда трехкомнатную квартиру на Крещатике. Это была ее абсолютная рыночная цена, уверяю вас. То есть представьте себе, то же количество недвижимости, то же количество машин, вот этих вот всех основных фондов – это товарная масса. А денежная масса – это 50 миллионов.

И вот прошло 20 лет. Денежная масса превратилась в 100 миллиардов, а квартир на Крещатике с тех пор больше не стало. Кстати, тетя Зина успешно продала квартиру в 2008 году за миллион с чем-то долларов. Но это просто пример. Мой любимый учитель Джеффри Сакс всегда начинает первую лекцию по монетарной политике с такого примера: двое людей сидят на льдине, у одного кейс с миллионом долларов. Их никогда не спасут. Их унесло куда-то на северный полюс, и они оба умрут – это понятно. Они же сидят на льдине в северно-ледовитом океане. У одного из них есть кейс, в нем миллион долларов, а у другого 2 банки пива.

Вопрос студентам: сколько в данном замкнутом рыночном пространстве с существующей денежной массой, обслуживающей это замкнутое экономическое пространство, составляет рыночная стоимость одной банки пива? От полумиллиона до миллиона долларов – это понятно. Вторую он, наверное, захочет выпить сам.

Полную версию интервью вы может посмотреть на youtube канале «Бизнес Арена».

Вопросы: Яна Матвийчук

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

logo-popup

Заполните, пожалуйста, поле

Заполните, пожалуйста, поле

Заполните, пожалуйста, поле